Мате

Древнее предание гласит, что много тысяч лет назад индейцы гуарани поселились в парагвайской сельве. Они расчищали лес и сажали маниоку, но почва быстро истощалась, и приходилось перебираться на новое место. Однажды старик-индеец настолько ослабел, что не мог идти дальше с племенем. Младшая дочь Ярми вызвалась остаться с ним. Как-то в их хижине появился высокий незнакомец. Его вид удивил хозяев: он был светлокожим и голубоглазым. Было видно, что путник устал и голоден. Девушка накормила нежданного гостя и уложила отдыхать. Наутро незнакомец поинтересовался, почему они живут так далеко от людей, и старик рассказал свою историю. Гость восхитился поступком девушки и спросил старого индейца, что могло бы сделать его счастливым. «Я хочу снова стать сильным, чтобы отвести мою дочь к племени»,- ответил старик. Тогда незнакомец признался, что он – бог Пая Шуме, и поможет хозяину хижины в благодарность за гостеприимство. Он подарил старику кустики небольшого ароматного растения, объяснил, как за ним ухаживать, как собрать листья и высушить их на огне, как измельчить и заварить в маленькой тыкве. «В этом напитке,- сказал Пая Шуме,- ты найдешь целебного и благотворного товарища, который поможет даже в грустные часы самого жестокого одиночества». Старик сделал все, как велел гость. Напиток из каа (так гуарани назвали растение) придал ему сил, и он вместе с дочерью разыскал в сельве свое племя.

Индейцы напрямую связывали целительные свойства каа с потусторонними силами. Южноамериканские жители лечили им бессонницу и бесплодие, набирались с его помощью сил перед битвой, восстанавливались после сражений и болезней. Каа позволял им обходиться без еды во время долгих походов. Позже чудодейственность напитка оценили и конкистадоры – они стали использовать мате (так они называли индейский «каа») в длительных океанских плаваньях как средство против цинги. Испанцы и закрепили за напитком его нынешнее название. Дело в том, что на языке индейцев кечуа словом мате называлась небольшая выдолбленная тыква, в которой заваривали питье. Завоеватели ошибочно приняли название сосуда за имя самого напитка.

Индейцы называли его каа, испанские конкистадоры дали ему имя мате, а в ботанических справочниках он фигурирует как Ilex paraguariensis, растение из рода падуб семейства падубовых, чем-то схожее с нашей ивой. Ветвистое дерево-кустарник в дикой природе живет около 50 лет и вырастает до 15 метров. Объектом охоты матеманов являются молодые побеги с кожистыми глянцевыми листьями с зазубринами по краям. Сырье мелко режется, а потом, в зависимости от способа сушки, из него получается чай разных сортов: «грубый» мате режется «с дровами», «качественный» - мельче и нежнее, «жаренный» сушат на железных листах, пока не «пригорит». Пить его рекомендуют для стимуляции умственной деятельности, укрепления нервной и эндокринной системы, снижения веса, улучшения памяти и даже для снижения тяги к алкоголю и табаку.

На родине мате не принято пить в одиночестве, но и посторонние люди на эту процедуру не приглашаются. Простым чайником и пачкой заварки тут не обойтись. Никакого мате не получится, если заранее не обзавестись двумя важными предметами – калабасом и бомбильей.